МКУ ГО Заречный "Централизованная библиотечная система"



Памятники ГО Заречный
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Схема проезда к библиотекам ГО Заречный
Главная » 2018 » Декабрь » 12 » «Жить не по лжи!»
09:44
«Жить не по лжи!»

Достаточно одного человека воспламененного, чтобы исправить весь народ.

Святитель Иоанн Златоуст

Простой советский заключенный, Нобелевский лауреат, эмигрант поневоле, который вернулся на родину через долгих 20 лет изгнания. Многие его, писателя и гражданина, боготворят и готовы носить его на руках, многие ненавидят.

100 лет назад, 11 декабря 1918 года, в городе Кисловодске родился мальчик Саша. В восемь лет он знал, что будет писателем. Бог весть каким провидением. В десять - прочитал Толстого «Война и мир» и был потрясен, оглушен эпохальностью событий, заворожен величием Толстовского языка. Разве он мог после стать кем-то другим?

Хотя был он и солдатом, защитником Отечества, и простым советским заключенным, и хорошим учителем в школе, и математиком, и физиком, и философом, и общественным деятелем.

Там, в лагере, первые его горькие слова беззвучно ложились на бумагу, хотя извлекал он их не из лиры, а, скорее, из трубы. Те слова не были изнежены и романтичны. Солженицына меньше всего интересовали вопросы чистой эстетики. Его голос был услышан, как звон колокола во время пожара.

Впрочем, во многом Солженицын — плоть от плоти классической русской литературы. Его «Матрёнин двор» — это извечный поиск одному Богу известных праведников, на которых, по Лескову, мир стоит. Его «Один день Ивана Денисовича» внутренне связан с «Записками из мёртвого дома». Если бы не этот литературный вопль из ада, миллионы безвинно замученных остались бы безгласной массой, и грядущие поколения могли бы успокаивать свою совесть, спрашивая: «А был ли мальчик?» Его «Раковый корпус» — это искра, высеченная из столкновения смертельного недуга и воли к жизни. Автор, в духе правдоискательства, ставит перед собой и читателем извечный вопрос: чем люди живы? То есть чем оправдать человеческое существование, что за пределами жизни или в глубине её есть такого, что делало бы жизнь осмысленной и полезной? Так что не только за «Архипелаг» и не только за «Красное колесо», не только за этот эпос, запечатлевший неслыханный кошмар планетарного значения, должен быть уважаем и изучаем Солженицын. Это писатель служивший, а не работавший. Это человек, однажды положивший руку на плуг и более не озиравшийся вспять.

Масштаб его личности понятен. Неласковая Родина для него была матерью и кровом, сердцем и слезами. Земля для него не везде была тверда. Только здесь, только в России. Солженицын не был беженцем. Он всё время оставался гражданином России, вынужденно пребывая в Европе и в Америке. Иностранного гражданства писатель так и не взял. Он терпеливо ждал, когда Родина, отобравшая у него гражданство, сама ему его вернёт.

Жизнь Солженицына похожа на тяжёлый подъём в горы. Он шёл прямо и вверх. Он не имитировал движение, не подпрыгивал на месте, не петлял и не возвращался назад. Поэтому в своих поздних интервью он говорит о главных темах бытия — о Боге и смерти, о совести и человеке.

Он масштабен, он огромен. Его, как и Толстого, можно назвать «матёрым человечищей». Солженицын встряхнул весь мир голосом правды. Его труба еще там, в ГУЛАГе, прозвучала для красного Иерехона, и тот пал.

Его книги, его упрямые свидетельства, его тайные труды переламывали ход национальной истории. По его книгам можно изучать ХХ век. По его примеру можно носить в глубине души тревогу о судьбе мира и судьбе своего отечества.

Отношение к творчеству и жизни Солженицына остается неоднозначным. Читать его произведения или не читать, возносить его творчество и личность или осуждать, но со времен Пастернака по-прежнему в нашем обществе не искоренена болезнь: «не читал, но осуждаю!» Каждый свободен сделать свой выбор.

Светлана Тен

По материалам Интернета

Просмотров: 34 | Добавил: библиотека | Теги: Солженицын | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar